АРХИВ ИСТОРИЙ

АРСЕНОВ ЦЕРЕН ШОНХАДЫКОВИЧ

Из рассказов моего свёкра, Арсенова Церена Шонхадыковича, мне стало известно, что в 1939 году он был призван Икицохуровским военкоматом Калмыцкой АССР, в ряды Советской Армии и попал служить в город Тернополь на Украине, там и встретил он первый день Великой Отечественной войны. Отступая с боями, попадая в переформирования, Арсенов Ц.Ш. оказался под Ленинградом, где воевал до конца блокады. В нашей семье и в семьях наших родственников гордятся тем, что Арсенов Церен Шонхадыкович, был в числе защитников блокадного Ленинграда. Он был сержантом, командиром отделения, служил в саперной роте. 

Из воспоминаний: «Особенно тяжело было зимой, когда транспорт с боеприпасами, продуктами шёл по льду. Немцы ожесточенно бомбили и обстреливали, поэтому солдатам приходилось наводить понтоны, часто смотрели смерти в глаза, но страшнее всего было видеть, как умирают от холода люди, а ты не можешь им помочь…» Воспоминания, увиденные собственными глазами страдания ленинградцев, переживших блокаду, тяжелым камнем легли на сердце воина – калмыка. Когда от голода и холода гибли тысячи людей, когда горбушка черного хлеба ценилась на вес золота. На всю жизнь запомнился паек черного хлеба. Жителям города на Неве казалось, нет ничего вкуснее на свете, чем суточная норма хлеба весом 250 граммов. У свекра был друг - русский парень Алексей Смирнов, который служил вместе с ним в аэродромной роте. Оба в составе саперных частей сопровождали грузы по Ладожскому озеру, служившему им единственной «дорогой жизни» для зажатых во вражеском кольце жителей города. Она подвергалась систематическим ударам авиации и обстрелу тяжелой артиллерией противника, который пытался также перерезать магистраль высадкой десантов и постановкой мин, но все попытки врага были успешно отражены советскими воинами. Надо было разминировать мины и снаряды, оставленные неприятелем. Все было очень сложно и опасно. Достаточно, наверное, вспомнить поговорку: «Сапер ошибается только раз». Было много случаев, когда друзья спасали друг друга во время вражеской бомбардировки, в тот момент многие оказывались в ледяной воде вместе с сопровождаемым грузом. Каждый раз недосчитывались фронтовых товарищей, после каждого боя большая часть из положенных на роту «наркомовских» оставались нетронутой. При прорыве блокады войсками Волховского фронта погиб его друг Алексей. В палатку, где находился Алексей, попал снаряд. Церен Шонхадыкович остался жив лишь по счастливой случайности, незадолго до обстрела он вышел из палатки. В память о своем друге, старшего сына он назвал Алексеем.

В январе 1944 года была прорвана блокада Ленинграда, радости солдат не было границ. Но эта радость для воинов - калмыков была омрачена тем, что их сняли с фронтов и отправили в Широклаг, где он разделил участь своих соплеменников.
В конце января - в начале февраля 1944 года были отозваны все военнослужащие - калмыки рядового и сержантского составов, среди которых было немало награжденных боевыми орденами и медалями. Затем, погрузив их в товарные вагоны, отправили на Урал в город Кунгур, а оттуда переправили на станцию Половинка на строительство Широковской ГЭС на реке Косьва. Из воспоминаний Арсенова Ц.Ш.: «Всех нас мучил один вопрос «За что?» Болело сердце, но гораздо сильнее была боль моральная. «Уж лучше бы я погиб под Ленинградом, чем мучиться здесь!»- думал он. Они жили в полуземляных бараках, их заставили долбить каменистый горный грунт, копать котлованы и траншеи под эстакады, возить грунт и бетон. Для вчерашних фронтовиков основными орудиями стали ломы, кирки, лопаты и тачки. Работа была тяжелая, изнурительная, но еще хуже их кормили: ржавого цвета водой, была селедка, кусок черного хлеба с привкусом травы, соленые помидоры. Тяжелые условия жизни и работы были причиной болезни и смерти многих фронтовиков». 

День Победы Церен Шонхадыкович встречал в Широклаге и, работая там до июня 1945 года, нашёл родных в Тюменской области, там узнал, что брат его Адучи, храбрый воин - танкист погиб под Москвой в 1941 году. После освобождения, Арсенов Ц.Ш. еле живой от истощения, израненный душой и телом защитник блокадного Ленинграда, узник Широклага оправился и встал на ноги, благодаря заботе сестры Байрхи Джаловой, которую отыскал в Омутинском районе Тюменской области. Здесь его поставили на учет в спецкомендатуре. Он сразу принялся за работу. После краткосрочных курсов трактористов, работал в освоении целинных и залежных земель в Казахстане. И везде за ним шла слава о его ратных делах. К военным наградам прибавилась медаль «За освоение целинных земель» (1957 г.) Вернувшись в Калмыкию, семья Арсеновых поселилась в поселке Ялмта (1957г.), который позже был переименован в конезавод им. О.И. Городовикова. В конезаводе им. О.И. Городовикова до самой пенсии (до 1974г.) Церен Шонхадыкович работал механизатором, выращивал хлеб на калмыцких просторах. Арсенов Церен Шонхадыкович - смелый воин, честный труженик, добрый отец. 

Вся его жизнь служит нам: детям, внукам и правнукам Арсеновым, достойным примером. Мы чтим его память и в День Победы бываем на его могиле, в пос. Чилгир, чтобы почтить память и возложить цветы.Память о человеке живет до тех пор, пока о нем помнят его родные и близкие. Но память о солдатах Великой Победы должна сохраняться не только в сердцах их родных, она должна стать частью истории нашей республики, а также занять достойное место в истории России.
ИСТОРИИ ВЕТЕРАНОВ ВОДНОЙ СЛУЖБЫ
Made on
Tilda